Мир после ООН: раскол Европы, Австро-Венгрия в новых границах, Османская империя

Россия

Идея Турции об альтернативе Совета Безопасности ООН требует такого же консенсуса, который был при создании Организации, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Ранее Реджеп Тайип Эрдоган после удара по больнице в секторе Газа заявил о неэффективности СБ. В свою очередь глава управления по связям администрации турецкого президента Фахреттин Алтун в статье, приуроченной к 100-летию республики, указал на неспособность Совбеза ООН решать глобальные проблемы и отметил необходимость создания неких новых организаций. Турция со «многими игроками» готовится к «многоаспектной международной конъюнктуре».

С кем, интересно? Имеет ли идея шанс на реализацию? И в чем замысел Эрдогана?

— Прежде всего, в его амбициях воссоздания Османской империи, — уверен политолог Владимир Можегов. — Последние шаги Эрдогана говорят о том, что желает также стать лидером мусульманского мира, каким была в свое время Османская империя. Понятно, что мир, возникающий в представлении турецкого президента — не тот, что есть, а более консервативный, имперский, многовекторный. Тот мир, который ХХ век и разрушил. Понятно, что такому миру нужны новые институты.

«СП»: Глава управления по связям администрации Эрдогана Фахреттин Алтун заявил о необходимости создания неких новых международных организаций. Как они могут работать? Ведь, наверняка, будут мешать друг другу?

— Это просто обтекаемая фраза. Едва ли сам Алтун понимает до конца, о чем говорит. Речь о перезагрузке мирового порядка в принципе. В XIX веке мир не был столь един, как сегодня, работали разные структуры, помогающие отдельным мирам решать свои проблемы. Скажем, Священный союз, созданный по инициативе России после наполеоновских войн. Резюмировать мысль Алтуна можно, наверное, так: мир перестает быть глобальным, распадется на несколько макромиров, потому будут необходимы и различные организации.

«СП»: Турция со «многими игроками» готовится к «многоаспектной международной конъюнктуре». О чем это? С какими игроками?

— О том же самом. Государства-цивилизации (говоря словами Путина) сегодня это, в Евразии: Россия, Китай, Индия, Иран, Турция. Плюс Евросоюз, который тоже, вероятно, распадется на либеральный «Запад» и более консервативный «Восток». Мне лично видится весьма перспективным воссоздание Австро-Венгрии в новых границах.

«СП»: По словам Пескова, система ООН, несмотря на большую неэффективность по жизненно важным вопросам повестки остаётся единственным и безальтернативным международным механизмом. Можно ли с ним согласиться? Эта система плохо работает, но лучшего придумать пока не получается? Может быть, политологи, прогнозировавшие роспуск, самоликвидацию ООН в ближайшее время, поторопились?

— Пескова, мне кажется, в данном случае нет смысла слушать вообще. Что касается ООН, эта организация нужна хотя бы для того, чтобы было что когда-нибудь распустить.

«СП»: Голосование по иорданской резолюции в поддержку Сектора Газа не свидетельствует о назревающих в организации переменах? Какова вероятность, что ООН перестанет быть прозападной? Насколько она вообще может трансформироваться под нужды многополярного мира?

— Возможно, ООН когда-нибудь получится пересобрать под какой-нибудь отдельный мировой полюс. Но штаб-квартиру в Нью-Йорке не перенесешь ведь в Латинскую Америку или Азию? Думаю, эту организацию ждет тихая смерть.

«СП»: Согласитесь: альтернативу ООН надо проговаривать, а может, уже и прорабатывать. Что значит консенсус в таком вопросе? Создание ООН согласовала тройка мировых лидеров, а теперь их сколько будет?

— ООН была, прежде всего, попыткой создания Мирового правительства, как и ее предшественница, Лига наций. И тот и другой проект кончились крахом. И настоящие его акторы (прежде всего, банкиры ФРС) потеряли к нему интерес. Глобальные же лидеры определяются как правило по итогам мировых войн. Всем нам хотелось бы, конечно, полюбовного развода. Но история, как она нас учит, движется, как правило, по наихудшему сценарию.

— ООН на фоне происходящих в мире грандиозных событий — это конечно уголок Дурова и «кабачок 13 стульев», — считает редактор «АПН-Северо-Запад» Андрей Дмитриев. — Престарелого генсека Антониу Гутерриша в Газу тупо не пустили, поэтому он едет на Эверест, где рассказывает про экологию. Ранее президент Зеленский вещает в полупустой зал, какой Россия страшный враг той же экологии. Представители Израиля нацепляют желтые звезды, уподобляя то ли себя обитателям гетто, то ли свою страну — Третьему Рейху…

Стиль общения с этим паноптикумом должен быть соответствующий. Ещё представлявший СССР в ООН в начале 50-х легендарный сталинский прокурор Андрей Вышинский просто отборно бранил недавних «союзников», подобно тому, как клеймил до того врагов народа на показательных процессах. Кстати, его воспринимали с уважением. Сегодняшние представители РФ Василий Небензя и Дмитрий Полянский тут явно недорабатывают. Так что нашей дипломатии нужен именно стиль Вышинского, а не скучно-рассудительный, заданный ранее также заседавшим в ООН Сергеем Лавровым.

В общем, ООН-то можно и похоронить, не сильно жалко. Однако у Реджепа Эрдогана свои планы. Ему нужно продвижение великого Турана, возрождение де-факто Османской империи, в конечном итоге статус Турции и себя лично как лидера мусульманского мира. В Карабахе и не только уже показано. И это для российских интересов ничем не лучше, чем обличенный Владимиром Путиным западный паук глобализма.

Плюс есть такая штука как членство в Совбезе России и наличие у неё права вето. Самый наглядный пример. Просто глупейшая ошибка, что не воспользовались им, когда вводились санкции против КНДР в 2017 году. И у наших северокорейских братьев по оружию, и у нас самих было бы куда меньше проблем сегодня. Санкции, конечно, можно обходить. Да и вообще решения Совбеза не выполнять — как по созданию Палестинского государства, но это всё же определённый рычаг влияния и пропаганды тоже. Отказываться сказать «нет» никогда не стоит.

— На самом деле вежливые слова пресс-секретаря президента не должны создавать видимость, что Россия считает допустимым замену ООН другой международной организацией, — считает доцент Финансового университета при Правительстве РФ Владимир Блинов. — Всевозможные проекты с включением Индии, Бразилии, Пакистана и других возвысившихся государств в международный совет не отвечают российским интересам. При новых раскладах право вето у России в Совете Безопасности наряду с четверкой лидеров вряд ли сохранится. Если и продолжит в каком-то виде существовать, то будет поделено среди десяти других игроков со всех концов планеты. ООН было создано на пике влиятельности Советского Союза после победы в Великой Отечественной войне, и России не стоит спешить с изменением статус-кво. Да и, как показывает история, организации на манер Лиги Наций и ООН появляются после мировых войн, в дребезги сокрушающих старый порядок.

«СП»: Что должно произойти сейчас, чтобы система изменилась? Новая война? Является ли поражение США и окончательное крушение однополярного мира условием появления альтернативы?

— Может произойти что угодно, все сценарии ведомы лишь Господу, но самый простой — прекращение существования одного из стержневых государств: США, России или Китая. Пока что ближе всего к черте выбывания из игры приблизилась наша страна, допустившая создание русофобского украинского режима внутри своих естественных границ и излечивающая его большой кровью. Даже в случае дефолта и проигрыша по всем международным фронтам США к подобной черте не приблизятся. Самое большое падение для атлантистского мира как раз и будет состоять в том, что их голос станет одним из множества в хоре России, Ближнего Востока, Африки, Южной Америки, Индии и Китая, но мне бы хотелось желать для России большего.

>

Последние статьи