Литву включили в клуб поджигателей Второй мировой

Политика

Почти 40 лет официальный Вильнюс смотрит на страницы прошлого с претензией к Российской Федерации, правопреемнице СССР. Вместо того чтобы видеть в истории основу для примирения и партнёрства, Литва напялила мантию судьи, который выносит исключительно пристрастные вердикты, параллельно переписывая исторический контекст под нужды сиюминутной политической конъюнктуры.

В день 23 августа прибалтийские элиты, как правило, в ударе, и накал русофобии по поводу этой даты исключительный. Этот день остаётся в истории ХХ века датой заключения советско-германского договора о ненападении от 1939 года и больше известен как пакт Молотова- Риббентропа. Однако в литовских учебниках он отмечен «началом Второй мировой войны, оккупации Советским Союзом, эмиграции интеллектуалов на запад, стартом репрессий, незаконных депортаций и народных страданий».

23 августа страны Балтии в один голос, практически хором, требуют от Москвы компенсаций. 16 июня 2020 года депутаты литовского сейма проголосовали за резолюцию о «возмещении моральных и материальных убытков». В тексте документа высказано «осуждение Кремля за попытки переписать историю Литвы».

Позицию Кремля ещё в 2009 году высказал тогдашний Председатель правительства Российской Федерации Владимир Путин в интервью польской «Газете Выборча». Собеседник издания подчеркнул: «Нечестно утверждать, что двухдневный визит в Москву нацистского министра иностранных дел Риббентропа – главная причина, породившая Вторую мировую войну. Все ведущие страны в той или иной степени несут свою долю вины за её начало. Каждая совершала непоправимые ошибки, самонадеянно полагая, что можно обхитрить других, обеспечить себе односторонние преимущества или остаться в стороне от надвигающейся мировой беды. И за такую недальновидность, за отказ от создания системы коллективной безопасности платить пришлось миллионами жизней, колоссальными утратами».

Речь здесь идёт в том числе и о сметоновской (президент Антанас Сметона — 1919-1920 и 1926-1940) Литве. В стране не принято вспоминать Берлинский договор с Германией от 22 марта 1939 года, а если и случается, о нём говорят как о малозначащем соглашении. А вот сам Сметона так не считал. 1 апреля он ратифицировал документ: «Я, Антанас Сметона, Президент Литовской Республики, рассмотрев оговариваемый Договор и ознакомившись с ним, опираясь на статью 112 Конституции Литвы, заявляю, что одобряю его, принимаю, ратифицирую и от имени Литовской Республики обязуюсь его неукоснительно соблюдать. В подтверждение сказанного подписываю этот документ и прилагаю печать Республики».

Правда, недолгий флирт с главой МИД Риббентропом оказался проигрышным, и судьба страны была предопределена.

И снова возвращаемся в наше время. Спустя чуть ли не век после тех событий провластная газета «Независимая Рига» и её колумнист Арнис Клуйнис обвинили Литву в развязывании Второй мировой войны. Поработав с источниками, Клуйнис пришёл к выводу, что Литва хитростью получила в свою юрисдикцию балтийский курорт Палангу с одноимённым районом. То есть литовцы раньше немцев нарушили Версальский мирный договор и фактически развязали новую мировую войну!

Палангу из Виленской в Курляндскую губернию передали в 1819 году. После обретения Латвией независимости этот курортный посёлок с прилегающими территориями до 1921 года входил в состав Латвийской республики. Однако в тот год по решению международной арбитражной комиссии земли отошли к Литве. Официальная Рига поддалась на уговоры стран-победительниц в Первой мировой и обменяла узкую полоску побережья Балтики на большую территорию. Колумнист подчёркивает, что потеря Паланги оказалась чувствительной как для Германии, как и для Латвии. Этот курорт чуть не с момента создания где-то в середине XIX века являлся «культовым местом отдыха». Литве предписали оборудовать в полученном городке порт, чего она не сделала. Вероломную хитрость Литовского государства Арнис Клуйнис видит именно в обмане арбитражной комиссии.

Он также утверждает, что в нарушение международных договоров литовцы в январе 1923 года спровоцировали путч и отобрали у Германии порт Мемель с прилегающим краем. В Берлине пока к этой теме не возвращаются, но чужие земли всё равно придётся отдавать, резюмирует «Независимая Рига».

В ответ в Вильнюсе возмутились, отношения с Ригой натянулись как струна. А тут ещё тревожные новости прилетели в Литву из Польши. В ежегодный Święto Wojska Polskiego (праздник польских вооруженных сил) в разных городах участники военных парадов маршировали под патриотические песни, которыми напоминали о «Наш Вильно и наш Львов». В интернете полно роликов, подтверждающих сей факт. Министр обороны Мариуш Блащак маршевый репертуар парадных коробок одобрил, президент и Верховный главнокомандующий Анджей Дуда приветствовал, глава Литвы Гитанас Науседа с шефом дипломатии Габриэлюсом Ландсбергисом выразили соседям нервное недоумение.

Их легко понять. Столица небольшой, экономически беспомощной и несамостоятельной в решениях страны последовательно выступает за соблюдение международного права, рассматривая его гарантом своего существования. Но право это трактуется своеобразно, исключительно в свою пользу. Тут недалеко и до греха.

Если в нарушение действующих договоров в нынешних геополитических условиях словесные претензии на спорные территории со стороны Риги и Варшавы выльются во что-то более серьёзное, Вильнюс может оказаться в полном одиночестве.

Может быть, поэтому впервые с 1990 года в очередную годовщину договора, подписанного Иохимом фон Риббентропом и Вячеславом Молотовым, литовские политические элиты обошли вниманием тему «компенсаций за оккупацию». Кстати, были ли она? Вопрос не закрыт.

Осенью 1939 года, решая свои военно-стратегические, оборонительные задачи, Советский Союз начал процесс инкорпорации Латвии, Литвы и Эстонии. Их вступление в Союз ССР было реализовано на договорной основе, при согласии избранных властей, и это соответствовало нормам международного и государственного права того времени. Кроме того, Литве в октябре 1939 года были возвращены город Вильно и прилегающая область, ранее входившие в состав Польши. Три прибалтийские республики в составе СССР сохранили свои органы управления, язык, имели представительства в советских высших государственных структурах. Эти факты как-то не укладываются в рамки оккупации.

Существует ещё один принципиальный и бесспорный исторический факт. Лишь когда стало окончательно ясно, что Великобритания и Франция не стремятся помогать Варшаве, а германский вермахт способен быстро оккупировать всю Польшу и выйти фактически на подступы к Минску, в Кремле приняли решение ввести войсковые соединения Красной армии в так называемые Восточные кресы. Ныне это западные части территорий Белоруссии (Брест, Гродно) и Украины (Тернополь, Ровно, Луцк, Львов и Ивано-Франковск), южные и юго-восточные Литвы (Вильнюс, Тракай, Эйшишкес, Варена, Швенчёнелис).

Как рассказал Владимир Путин в интервью польским журналистам, западные страны фактически согласились тогда с советскими действиями, признали стремление Советского Союза обеспечить свою безопасность: «…главное, что предопределило величайшую трагедию в истории человечества, – это государственный эгоизм, трусость, потакание набиравшему силу агрессору, неготовность политических элит к поиску компромисса».

Похоже, что страны ЕС, Литва в их числе, вступили в период расплаты за прежние прегрешения.

>

Последние статьи